Рустам Гулов
Редактор раздела "x-Факты"

Основной генетический фактор риска тяжелой формы COVID-19 унаследован от неандертальцев.

Научный мир долго считал, что Homo Neanderthalensis, наши вымершие двоюродные братья и сестры, не могли скрещиваться с людьми и канули в глубь веков безвозвратно. Лишь в 1997 году после секвенирования митохондриальной ДНК неандертальца выяснилось, что современный человек носит в своем геноме до 4 процентов чужеродных хромосом. А в этом году, когда во всех лабораториях мира искали лекарство и вакцину от опасного вируса, именно это наследие сочли основным генетическим фактором риска тяжелой формы COVID-19.

Протекание заболевания связали с конкретными генетическими вариантами в шести генах в области хромосомы 3 длиной 50 тыс. пар оснований, ведущих непосредственно к неандертальскому наследию. К этому добавились защитный гаплотип неандертальца на хромосоме 12 и область на хромосоме 9, связанная с первой группой крови. Более того, сообщается, что в хромосоме 2q24.2 найден геном рецептора коронавируса MERS, участвующий в функционировании человеческой иммунной системы и в метаболизме глюкозы, а в хромосоме 19р13.3 – медиатор повреждения легких. Это «богатство» тоже неандертальское.

Комбинации этих и еще многих факторов определяют восприимчивость каждого человека и групп населения к COVID-19. Более тяжелое, чем у азиатов, протекание заболевания у европейцев и американцев точно соответствует карте распространнености по миру генов неандертальцев. Стратегии лечения должны строиться теперь именно с учетом общей картины, а при возможности, исходя из точного анализа участков хромосом. Кроме того, созданные и создаваемые вакцины могу не помочь, а навредить людям. Анализ их действия с учетом антителозависимого усиления и мутационного анализа – вопрос жизней сотен тысяч людей.

 



Актуальные новости

  • Сутки
  • Неделя
  • Месяц